26 апреля 2015

Краткая автобиография досточтимого Озера Ринпоче, 15-го перерожденца ламы Озера, записанная с его слов в Москве 9 сентября 2011 года


«Я родился в местности Манкханг, провинция Кхам на востоке Тибете, в 1966 году. Родители говорили мне, что я родился в 15-й день по тибетскому лунному календарю, и что в это время в Манкханге было замечено множество благоприятных знаков. Люди посчитали, что это свидетельствует о рождении высокого ламы («тулку» – перерожденца). 

Манкханг находится на расстоянии 1500 км от Лхасы, столицы Тибета. 

Я принял монашеское посвящение в возрасте пяти лет. В те времена китайцы запрещали тибетцам изучать буддийское учение и даже тибетский язык, потому по ночам, оседлав коня, я ездил учиться тибетской азбуке к своему преподавателю. Из всех букв тибетского алфавита быстрее всего я запомнил букву «нья», поскольку «нья» -- это, по-тибетски, «рыба». 

Путь от моего дома до дома моего учителя занимал 2,5 часа (около 150 км верховой езды). 

Начиная с пятилетнего возраста мне снились сны о грядущих событиях, которые потом сбывались. В итоге так получилось, что я стал местным ламой- гадателем, ко мне приходило с различными вопросами много людей. Я занимался гаданием с 5 до 12 лет. Затем об этом узнали китайцы, арестовали меня на некоторое время и предупредили, что гадание «мо», наряду с изучением Дхармы и тибетского языка, также запрещено коммунистическим режимом и карается законодательством Компартии Китая. 

В местности Манкханг в те времена существовал нингмапинский монастырь, настоятелем которого ранее был лама по имени Дечен Чокьи Гьяцо. Монахи этого монастыря, предположив, что я являюсь перерожденцем («янцзи») этого ламы, принесли мне ритуальные предметы, среди которых были личные вещи ламы, и я безошибочно опознал те из них, что принадлежали Дечену Чокьи Гьяцо. 

Позже мой учитель отправился на священное озеро Лхамо Намцо возле Лхасы и в нём, как на экране телевизора, явственно увидел деревню и дом, в котором я родился. Он обратился за советом к Его Святейшеству Далай-ламе, который подтвердил, что я являюсь перерожденцем ламы Дечена Чокьи Гьяцо.

Однако когда мне исполнилось 16 лет, Его Святейшество изменил своё решение, указав, что на самом деле я перерожденец гелугпинского ламы, ламы Озера, монастырь которого также находился в Манкханге. 

До сих пор между этими двумя монастырями – нингмапинским и гелугпинским – продолжаются споры о том, настоятелем которого из них я являюсь. Причём, нингмапинцы упрекают гелугпинцев в том, что те «украли у них их ламу». 

В 16-летнем возрасте я прибыл в Лхасу, и у меня возникло желание сбежать в Индию. Однако китайцы дали мне понять, что в этом случае мне не будет дано разрешение на строительство нового монастырского комплекса ламы Озера в Кхаме. 

После некоторых раздумий в 1985 году я принял решение пройти курс традиционного обучения в монастыре Сера Ме в Лхасе. 

Так получилось, что я стал первым ламой, который был возведён на трон в Сера Ме со времён захвата Тибета Китаем – с 1959 до 1985 гг. это было просто немыслимо. Старые ламы говорили, что это очень благоприятный знак, свидетельствующий о том, что монастырь Сера будет процветать. Однако это, естественно, не понравилось китайцам. 

Дело в том, что в одном из своих прошлых воплощений (первый лама Озер) я был основателем монастыря Сера Ме, которого звали Кункьен Джангчуб Бумба, учеником ламы Цонкапы. Имя «кункьен» («всеведущий») даровал ему ближайший ученик Цонкапы Гьелцаб Ринпоче.  

Из-за моей активной борьбы за независимость Тибета мне пришлось просидеть год в китайской тюрьме  (с 1988 по 1989 гг.) Рассказывают, что за год до того, как я попал в тюрьму, в 1987 году в крышу монастыря Сера Ме ударила молния, и монахи судачили о том, что грядёт беда. 

После освобождения из тюрьмы я продолжал обучение в монастыре Сера и в 1999 году  завершил курс изучения парамит. Сдав экзамен, я получил учёную степень «ригчунг». 

9 декабря 1999 года я прибыл в Непал, пешком, перейдя через горный перевал. Моё путешествие заняло около месяца. Добравшись до Дхарамсалы, я получил аудиенцию у Его Святейшества Далай-ламы. Узнав о моём прибытии, в Дхарамсалу приехала делегация лам из монастыря Сера Ме на юге Индии, которые сопроводили меня в этот монастырь. 

В 2001 году я получил учёную степень «ригчен». Для этого мне, по традиции, пришлось вести дебаты по буддийской философии с монахом из другого филиала Сера – Сера Дже. Титул геше был мне присвоен в 2006 году.

Позже меня стали приглашать в разные страны, и у меня появились ученики на Тайване, в Сингапуре и в Америке. Однако ни в одной из этих стран я не создавал собственные Дхарма-центры.

Начиная с 2009 года большую часть времени я провожу рядом с Богдо-гегеном Ринпоче, с которым меня связывают особые кармические отношения из прошлых жизней. Я получил от Ринпоче все передачи и учения его линии преемственности, в частности, относящиеся к традиции чод линии Ганден, держателем которой является Ринпоче. Сейчас я стал кем-то вроде личного помощника Ринпоче («щабчи»)... Ну, может, не совсем так... Просто Ринпоче не отпускает меня в другие страны и, ссылаясь на нездоровье, хочет, чтобы я находился рядом  с ним (в настоящее время – в Монголии).

Расскажу немного о предыдущих перерождениях ламы Озера (до меня их было 14). Являюсь ли я настоящим перерожденцем ламы Озера или нет, выяснится только после моей смерти, когда меня кремируют. Дело в том, что после кремации всех моих предшественников в их черепах были обнаружены самовозникшие статуи различных божеств – Ваджрапани, Манджушри, Цонкапы, Ваджрадхары, Гухьясамаджи, Гуру Ринпоче и т.д. По сей день в Тибете где-то хранятся семь из этих статуй, остальные были утеряны. 

О четвёртом перерожденце ламы Озера рассказывают, что он владел йогой «быстрой ходьбы» и мог преодолеть расстояние в 1500 км от Манкханга до Лхасы, неся с собой горячие мо-мо (тибетские пельмени), так, чтобы по прибытии в Лхасу они ещё не остыли. 

Когда он ездил верхом на муле, говорят, что от копыт его мула на камнях оставались отпечатки. 

В основном все воплощения ламы Озера были монахами-отшельниками («цампа»). Тринадцатый его перерожденец провёл долгие годы в уединённом затворничестве, вплоть до 80 лет, и его можно было увидеть лишь раз в году, во время празднования тибетского нового года Лосар.  Решения, который принимал Озер Ринпоче 13-й, по своей значимости и авторитетности  приравнивались к постановлениям тибетского правительства. 

Что касается моего предыдущего воплощения, ламы Озера 14-го, то оно было не совсем благоприятным. Лама Озер 14-й бежал из Тибета в Индию в 1959 году, вместе с Его Святейшеством Далай-ламой.  После этого, уже в Индии, он сказал одному своему другу: «Мы, тибетцы, потеряли свою родину. Нам нужно наращивать силу», -- и занялся культуризмом. В качестве борца-тяжеловеса он некоторое время провёл в России, в Москве, где участвовал в кулачных боях. Однажды в схватке со всемирно известным индийским борцом по имени Дарасин лама Озер сломал ему кисть руки и тот, в отместку, впоследствии его отравил. Поэтому жизнь моего предыдущего воплощения была короткой. 

Вот и всё, что я могу пока рассказать».        


  

всего: 5509 сегодня: 1 новые: 1